Закрыть
ГК «Рязаньпроект» стала лауреатом XI Всероссийского конкурса на лучшую проектную, изыскательскую организацию за 2014 год.

Проектный бизнес— брак по расчету

 На чем можно сэкономить? Таким вопросом задается каждый бизнесмен. Однако желание сократить расходы часто оборачивается неожиданными последствиями.

 Вы никогда не задумывались, почему при отсутствии землетря­сений, цунами и смерчей в сред­ней полосе проседают фундамен­ты, трескаются стены, протека­ют крыши в недавно построенных зданиях? С этими и многими дру­гими вопросами «Бизнесжурнал» пришел к директору Группы компаний «Рязаньпроект» Сергею Вино­градову.

— Сергей Валериевич, а как про­ектировщики пережили кризис?

— Я не считаю, что кризис имел место быть. Это просто новая эко­номическая действительность, ко­торая останется на какое-то время. Мы должны приспособиться к ней и научиться работать в ее условиях. До так называемого «кризиса» у нас, проектировщиков, было много заказов, и мы диктовали условия. Часто заказчик был готов принять работу любого качества, что по­рождало халтуру. Сейчас ситуация изменилась. Работы стало мало, а заказчик пытается сэкономить на всем и ставит очень жесткие мате­риальные рамки, в результате кото­рых опять же получается халтура. При этом многие привычки докри­зисного периода у нас до сих пор не изжились. Вся постсоветская ситу­ация превратила проектировщиков в матерых бизнесменов (в плохом смысле слова) для того, чтобы мы смогли выжить.

— Разве быть бизнесменом пло­хо?

— Это не плохо, но и не хоро­шо. Это никак. Когда бизнесмена­ми становятся учителя, врачи, чи­новники - хорошего результата не будет. Теперь бизнесменами стало и большинство проектировщиков, которые не думают ни о чем, кро­ме зарабатывания денег.

— А как халтура проявляется в проектировании?

— В первую очередь она прояв­ляется в игнорировании важно­сти исходных данных. От двадца­ти до шестидесяти процентов от всего комплекса проектирования занимают изыскательские работы. Именно на них часто экономят. А в результате на базе некачественных изысканий проектировщик либо перезакладывается, либо не учи­тывает множество факторов. Глав­ной его целью является прохождение экспертизы. Зачастую проек­тировщик делает проект абы как, говоря, что застройщик все равно будет строить не по проекту, а так, как ему захочется. В итоге целью служит не сам объект, а создание груды бумаги, за которую можно получить хорошие деньги. Это яв­ляется показателем качества, вер­нее, его отсутствия. Просто созда­ется номенклатурный объект для прохождения государственной экс­пертизы.

— Значит ли это, что экспер­тиза некачественно выполняет свою работу, пропуская подобные проекты?

— Любой проект разрабатывают десятки людей. Экспертизу прово­дят единицы, которые в любом слу­чае многих деталей могут не заме­тить. Однажды мы сдавали один и тот же проект в экспертизу трех разных городов: Рязани, Смолен­ска и Ярославля. В результате по­лучили положительное заключе­ние во всех трех городах, однако в каждом из них экспертиза дала абсолютно отличные друг от дру­га замечания, то есть везде обраща­ют внимание на разные вещи. Поэ­тому подобная проверка не может являться окончательным звеном. Свою роль играет человеческий фактор. Цель проведения любой экспертизы — безопасность. Мел­кие детали, из-за которых объект становится некачественным, могут быть просто не замечены. Тем бо­лее этого не заметит заказчик. Про­ектировщик и главный инженер проекта (ГИП) — это единственные люди, которые будут знать обо всех деталях и которые несут ответственность за объект. В одно­дневных организациях существуют подставные лица, которым совер­шенно все равно, под чем подпи­сываться, им за это неплохо пла­тят. Своего рода «зицпредседатели Фунты».

— Так что же делать?

— Заказчик должен контроли­ровать процесс проектирования, а не заниматься диктатом, иметь высокую потребительскую куль­туру, чтобы в итоге получить гра­мотный объект. Но сказать по прав­де, многие не видят различий меж­ду качественной и некачественной проектной документацией. Зача­стую люди вообще не понимают, зачем нужно делать проект. Поэ­тому основной вопрос наших за­казчиков: «Сколько стоит?». Мало кто из них осознает, что в резуль­тате экономии нормальный объ­ект может вообще не получить­ся. Причем таких случаев доста­точно много. Однажды нам позвонил дирек­тор одной строительной органи­зации с просьбой помочь в следу­ющей ситуации: в Подмосковье он построил дом, который вско­ре треснул. Как выяснилось, не были учтены геологические усло­вия, хотя геологические исследова­ния проводились. Когда специали­сты изучили отчет, оказалось, что комплекс проверки был неполным. На территории строительства про­бурили скважину, достали образцы грунта и, ориентируясь на их опи­сание, без проведения лаборатор­ных исследований внесли в отчет стандартные табличные величины и сдали заказчику. Все действия были формальными. Причем, судя по всему, заказчик об этом знал. То есть он намеренно пошел на это, получив дешевую услугу без ла­бораторных испытаний. Проекти­ровщики же, глядя на показатели отчета, разработали проект. Как результат, сразу после окончания строительства дома в стене поя­вилась трещина. Вот цена. И это при том, что заказчик — опытный строитель. Так что же говорить о неопытных?

— А как заказчик может контро­лировать процесс проектирования?

— Учитывая, что заказчик — это человек, как правило, без специаль­ного образования, ему будет доста­точно сложно обойтись без посто­ронней помощи. В первую очередь необходимо составить грамотное задание, которое поможет проек­тировщику определиться с поряд­ком проектирования с учетом всех предъявляемых к нему требований. Однако заказчик не всегда понима­ет, что хочет увидеть в итоге, поэто­му не может самостоятельно сфор­мулировать задание.

Где искать помощь?

— Как ни странно, у профес­сионалов. Для того чтобы помочь заказчикам, на базе нашего инсти­тута была создана Единая служ­ба заказчика. Здесь можно по­лучить консультацию, составить задание, определить состав и стои­мость работ. Здесь же помогут со­брать исходно-разрешительную документацию и согласовать проект.

А не является ли эта служба очередным халтурщиком?

— Нет, не является. Это неза­висимая структура, не связанная с производством. Ее задачи — ана­лиз рынка, контроль за качеством, ценообразование. При этом она работает не только с нами, но и с другими проектными организаци­ями. У данной службы совершен­но иная мотивация, чем у проектировщиков. Единая служба заказ­чика — сама профессиональный заказчик. Именно для этого она и существует, играя роль буфера между двумя субъектами. Следует понимать, что это не отдел продаж проектной организа­ции, а служба, ориентированная на потребности заказчика, призванная отстаивать его интересы. Она обра­батывает всю документацию, осу­ществляя перевод с русского языка на «технический» и с «техническо­го» на русский. То есть по сути это техническая поддержка заказчика. К сожалению, повсюду прихо­дится встречаться с некачественно построенными объектами. Одной из причин брака в строительстве является халтурное проектирова­ние, когда заказчик, не задумываясь о последствиях, старается сэ­кономить деньги, а проектировщик вследствие этого не прикладывает должных усилий и делает свое дело как попало. Осведомленность заказчика, адекватный контроль, отсутствие диктата и составление грамотного задания — залог успеш­ного строительства. А правильный выбор компании-проектировщика поможет заказчику решить многие проблемы или даже предотвратить их появление.

"Рязанский бизнес журнал", №10 (65), октябрь, 2010.